Лёвшин
Филипп Александрович
Специалист по оперативной
лапароскопии в гинекологии
г. Москва
  • личный телефон, без выходных, с 9:00 до 21:00

Юля. Отзыв после операции в 5м корпусе Боткинской больницы в августе 2008 года по поводу эндометриоза.

Отправляю свой отзыв, который рвалась написать еще находясь в палате :)


Когда я в первый раз смотрела этот сайт, много времени провела в разделе "отзывы", так как никто не сможет передать все ощущения лучше и правдивее, чем сами очевидцы. Теперь я также являюсь носителем столь важных для многих ощущений и воспоминаний, которыми и спешу поделиться.

9.08.2008 года мне сделали операцию, сейчас я дома и с момента операции прошло совсем немного времени. Диагноз перед операцей "Эндометриоидная киста левого яичника. Эндометриоз тазовой брюшины. Спаечный процесс в малом тазу".
Первая встреча с врачем Лёвшиным Филиппом Александровичем состоялась 26.07.2008 года. В тот день я сделала очередное УЗИ, которое снова показало эндометриоидную кисту левого яичника. Услышав от врача-узиста, что такая киста убирается только операцией,причем затягивать не стоит, я медленно, но верно стала впадать в транс. Придя домой, полезла в интернет. Сайт Лёвшина Ф.А. нашелся быстро. Сразу в раздел "эндометриоз", потом фотки этого эндометроиоза, потом представила, что все это есть и у меня внутри, потом в раздел "вопросы-ответы" темы эндометриоза, потом в "отзывы", потом в раздел "о себе", потом в раздел "контакты". По набираемому номеру ожидала услышать голос девушки-секретаря или медсестры у которой можно записаться на прием. А это оказался личный номер Лёвшина Ф.А., с которым мы и договорились о встрече в этот же день.

Окончательно я решила, что готова доверить свое здоровье этому врачу, когда только при помощи одного осмотра он рассказал мне где что у меня находится, где еще, помимо бедного левого яичника, в брюшной полости располагаются очаги эндометриоза (об этом я даже не подозревала). Не только рассказал, но еще и дал почувствовать (пораженные места отзывались болью). Это было самым веским аргументом, никаких сомнений не осталось.

8 августа прошло в подготовке и голодании. Мученически пила специальное средство для того, чтобы кишечник был пустой к операции и как никогда мечтала о баранках, арбузе и жареном мясе.

9 августа с перепугу с 8 утра у двери регистратуры на первом этаже 5-ого корпуса Боткинской больницы. Часам к 10 прошли первые мероприятия - осмотр гинеколога, размещение по палатам. В этот день нас было 4 человека. Я по очереди была 3, меня забрали на операцию где-то в 13. Пока меня на каталке катили в операционную я думала о 2 вещах - почему в операционную людей тоже катят (было как-то неудобно перед медсестрой - я ведь могу и сама дойти, а ей приходится меня везти) и о побеге. Страх перед неизвестностью сопровождал меня весь этот недолгий путь в операционную. В операционной подошел Филипп Александрович, спросил, как я, сказал, что операция будет идти около 2 часов.

Кстати, несмотря на то, что кроме меня оперировали еще троих человек, внимания Филиппа Александровича доставалось всем. Очень важно было в те моменты знать, что он помнит о тебе. А он действительно помнил.

В операционной я в первый раз в своей жизни обрадовалась тому, что у меня плохое зрение и я почти ничего не вижу. Помню, что было светло, что играла музыка, придавая какой-то свой фон происходящему. Смешным был момент когда мне сказали перелазить с каталки на операционный стол. Операционный стол длиной, наверное, метр. Какие бы варианты улечься на этом метре мой мозг мне не предлагал, у меня никак не получалось уместиться на этом метре в полный рост (рост у меня 160 см). Потом мне объяснили, что ноги у меня будут внизу. Так и оказалось - для ног было свое место. Когда все мои конечности были заняты своим делом (ноги внизу, правая рука справа, на нее что-то одели, наверное, для слежения за работой сердца, к левой подключили капельницу), пришел анестезиолог. С ним мы пообщались когда я еще была в палате и ждала своей операции - он ответил на все мои вопросы о наркозе. Я лежала и смотрела в потолок и думала - я все буду контролировать. Это, собственно, была моя последняя мысль. Очнулась я уже в своей палате и начала стучать зубами от холода и прерывисто дышать. Вскоре я согрелась, дышать стало легче. Мне прокапали глюкозу. Я стала приходить в себя. Рядом лежала моя уже прооперированная соседка по палате. Некоторые моменты, о которых она мне рассказала я не помню. Сказала, что я все пыталась свернуться клубочком и обняться с бутылкой глюкозы. Но я этого совершенно не помню. Потом пришло чувство гордости за себя и захотелось услышать голоса тех, кто переживал за меня. Помнится, когда я взяла в руки сотовый, время было 15.34.

Что еще из ощущений.

1. Тело. В первые час-полтора словно не мое, потом все постепенно нормализуется. Болят кости из-за надувания тела газом (на медицинском языке это не так страшно звучит). Что меня совсем не беспокоило, так это мои швы. У меня 4 прокола, один из них - пупок - обязательный. Нам давали таблетки, делали уколы. Да и сейчас, уже сутки без таблеток и уколов, меня почти ничего не беспокоит. В первую ночь после операции я проснулась в 01.00 ночи и не пойму, где я - совсем ничего не болит, бодрость какая-то. В первый же вечер после операции пошли с соседкой по палате покорять просторы коридора. Ходили, правда, как утки. Все-таки, швы, страшновато.

2. Больница. Ощущения больницы в привычном понимании этого слова совершенно не было. Никаких неприятных запахов, посторонних звуков. Ничего тягостного, удручающего и депрессивного. Мы даже привыкли там быть. У нас в палате был шкаф, телевизор, холодильник, душ, туалет на выходе из палаты, предназначенный специально для нашей палаты - туда ходили только я и моя соседка.

3. Еда. Самое то для прооперированного человека. Ее нам приносили в палату.

4. Лёвшин Филипп Александрович. Его в полной мере можно назвать революционером в представлении врача. Ранее врач для меня - это серьезный и замкнутый человек, устало отвечающий односложными предложениями и раздражающийся, когда количество твоих вопросов переваливает за 2. Он же отвечал на все вопросы доступно и понятно и не было ничего такого, что у меня не получилось у него спросить. Филипп Александрович находится не по ту сторону, а на твоей стороне, является союзником. Он непринужденный, с чувством юмора и очень располагает к себе. А еще от него исходит уверенность. Он не сомневается, а вместе с ним не сомневаешься и ты.

11.08.2008 была выписка, нам сняли лейкопластыри со швов, помазали их йодом (это надо делать каждый день). В пятницу на этой неделе поедем снимать швы. Они, кстати, очень маленькие, не больше сантиметра.

Чувствую себя с каждым днем лучше. Еще побаливают кости, но это скорее индивидуально. У моей соседки по палате кости не болят совсем.

Сейчас я очень рада, что решилась на операцию, что нашла сайт врача Лёвшина Филиппа Александровича.
Я ему очень благодарна.
Не бойтесь доверить ему свое здоровье и не затягивайте. Например, проведенная мне операция оказалась очень своевременной. Протяни я дольше, не известно, какие мучения и лишения мне пришлось бы переживать в будущем.