Лёвшин
Филипп Александрович
Специалист по оперативной
лапароскопии в гинекологии
г. Москва
  • личный телефон, без выходных, с 9:00 до 21:00

Сактосальпинкс после перитонита

Сактосальпинкс после перитонита и спаечной кишечной непроходимости.

Мы нечасто оперируем пациенток с трубным бесплодием. Есть на то ряд причин. И пациентов с этим фактором бесплодия не так уж много, и конкуренция за них большая, так как операции несложные. Но самое главное - мы многих просто отговариваем. Дело в том, что в сознании многих наших коллег трубное бесплодие, как причина отсутствия беременности стоит на первом месте. Это такой въевшийся стереотип. Вот они и направляют пациенток на лапароскопию «проверить трубы». Проверить конечно можно, но жалко делать три отверстия в передней брюшной стенке, чтобы убедиться, что там всё в порядке. А если не в порядке и маточные трубы действительно повреждены - с ними надо что то делать. Это наивно полагать, что маточная труба повреждённая спаечным процессом может быть как то реконструирована. Она является слишком нежной структурой для этого. В реальной жизни с трубами либо всё ОК, либо с ними ничего сделать невозможно, кроме как удалить, так как повреждения носят необратимый характер. В дальнейшем нужно рекомендовать пациентке ЭКО, что кстати реаьный выход. Но она должна до этого «дозреть». Какой то пограничный вариант, когда маточные трубы можно вернуть к жизни настолько редок, что его и обсуждать не стоит. Вот и получается, что проверка труб при бесплодии может закончиться либо подтверждением их «невиновности», либо их удалением. На что пациентка должна дать согласие заранее. Вот начинаешь обсуждать всё это с пациенткой, она слушает, говорит спасибо, встаёт и уходит. И всем становится легче, так как делать напрасные операции или заниматься откровенным шарлатанством нам тоже не хочется. 

  Хотя есть ряд других причин бесплодия, даже более вероятных. Например эндометриоз. Различиные формы эндометриоза как фактор бесплодия сейчас вообще лидируют в сравнении с трубным бесплодием и выявляется он как раз при лапароскопии. 
Но есть случаи очевидные и этот случай как раз такой.   У нашей пациентки в детстве случился аппендицит, потом перитонит, сложная операция, затем спаечная кишечная непроходимость со всеми вытекающими… Живот в шрамах от операций и дренажей, что там внутри - представить страшно, но несложно. Она планирует беременность и по УЗИ у неё обнаруживается сактосальпинкс справа. Всё правильно - труба запаялась как раз с той стороны, где был очаг воспаления, то есть аппендицит. С её слов во время тех операций всё было очень серьёзно и она чудом осталасть жива. Задача простая: нужно как то «залезть» в этот живот и удалить этот "мешок с микробами", в который превратилась правая маточная труба. Ну заодно уточнить состояние левой. После этого можно будет строить планы на будущее.
 Мы владеем методиками и инструментами позволяющими выполнять такие операции. Но введение первого «слепого» трокара всё равно риск. Тем не менее нам это удалось, мы зашли в брюшную полость в левом подреберье (я вспомнил, что у меня как раз на эту тему был вопрос на экзаменах во Франции))), раздули её создав рабочее пространство и осмотрелись. Спаечный процесс действительно есть и достаточно выраженный. Петли кишечника спаяны с передней брюшной стенкой как раз в том месте, где нам нужно устанавливать дополнительные трокары уже для инструментов.  Спаяны они и друг с другом. В этом животе всё замерло в состоянии равновесия после предшествующей бури, но мы это не до конца осознавали.  Установив ещё один трокар для ножниц мы тратим более час, чтобы отделить петли кишечника от передней брюшной стенки. Степень сращения настолько интимная, что «слоя» нет. В некоторых местах поверхность кишки поверхностно травмирована. Мы ушиваем эти участки тонкой нитью, чтобы предупредить формирование спаек или развитие перфорации. Устанавливаем ещё два трокара и наконец добираемся до малого таза. А там всё очень неплохо. Спаек почти нет, и наш сактосальпинкс почти без борьбы сдаётся (он удаляется). К нашему удивлению и даже восторгу левая сторона абсолютно здоровоа. Труба в идеальном состоянии, что значит у пациентки хорошие шансы на самостоятельную беременность. Лапароскопия закончена. Мы оперировали чуть менее двух часов.
 
 На следующий день пациентка ушла домой. Но через две недели она в экстренном порядке была госпитализирована в Боткинскую больницу, где ей было выполнено в общей сложности ещё четыре полостных операции по поводу спаечной кишечной непроходимости и наиболее пострадавший отдел тонкой кишки был резецирован… Я опускаю подробности. 
 Наша лапароскопия нарушила то равновесие, которое установилось после ранее перенесённых операций. Оно было очень хрупким. Сейчас состояние пациентки уже удовлетворительное, но последнее слово в этой истории (как и первое) сказали общие хирурги, а не гинекологи.