Лёвшин
Филипп Александрович
Специалист по оперативной
лапароскопии в гинекологии
г. Москва
  • личный телефон, без выходных, с 9:00 до 21:00

Внутренний эндометриоз и миома

Внутренний эндометриоза и миома

Вот в таких историях не чувствуешь себя победителем. Менее  двух лет мы оперировали пациентку по поводу миомы матки с подслизистым расположением одного из узлов. Такие миоматозные узлы деформируют полость матки и становятся причиной обильных менструаций, которые начинают более напоминать кровотечения. Пациентка не планировала беременность, даже заранее попросила удалить трубы, дети у неё уже есть. тогда мы достаточно успешно провели операцию: нам удалось визуализировать при помощи интраоперационного УЗИ точную локализацию основного узла миомы, который покоился глубоко в матке никак не меняя её форму, как косточка в персике. Диаметр его был небольшой 4,5 - 5см, но он вдавался в полость почти на треть своего диаметра и создавал много проблем. Мы рассекли стенку матки точно над узлом, захватили и вылущили миому. Вскрывшуюся полость закрыли дополнительным рядом швов, и послойно восстановили матку, можно даже ещё беременность планировать. Удалили и несколько некрупных поверхностных миоматозных узлов. 

Но вот проходит, как я сказал, почти два года и пациентка появляется снова, причём сразу просит провести ей повторную операцию и удалить матку. Во-первых, нам жалко результатов своего собственного труда, во-вторых, за два года она не слишком постарела, поэтому к такой инициативе я отнёсся отрицательно. Даже если есть рецидив миомы - можно провести повторную лапароскопию и выполнить миомэктомию. Но она говорит, что вновь появившаяся миома в этот раз проявляет себя не только и не столько обильными менструациями, сколько выраженным болевым синдромом. Мы сделали УЗИ и увидели узел миомы расположенный низко по боковой стенке диаметром около 3,5см опять вдающийся в полость матки, но помимо этого специалист УЗИ обратил наше внимание на выраженный внутренний эндометриоз или аденомиоз. При осмотре в кресле обращала на себя внимание плотность матки, её выраженная болезненность и гипертрофия шейки. Не оставалось  сомнений, что в данном случае тяжесть состояния пациентки определяется уже не столько миомой матки, сколько внутренним эндометриозом. По согласованию с пациенткой ей была выполнена экстирпация матки лапароскопическим доступом. При вскрытии препарата мы обнаружили помимо миоматозного узла практически тотальное замещение мышечной ткани стенок матки массивом патологической эндометриоидной ткани, плотной, белёсой, из которой при сжатии сочилось дегтеобразное отделяемое. Операция в данном случае была выполнена по показаниям и уже в полном объёме. соответственно и результат не заставил себя ждать. Уже на следующее утро перед выпиской, пациентка сообщила нам, что боли её оставили. 

 Не всегда миома, как бы она ни располагалась определяет сложность ситуации, не всегда органосохраняющая операция это оптимальное решение.