Лёвшин
Филипп Александрович
Специалист по оперативной
лапароскопии в гинекологии
г. Москва
  • личный телефон, без выходных, с 9:00 до 21:00

Лечение пролапса в срочном порядке

Лечение пролапса в срочном порядке.

Установленная сетка

Мы встречаем пациентку, которая должна прибыть к нам на операцию по поводу множественной миомы матки для проведения лапароскопии из другого города. У неё множественная миома матки больших размеров, возраст достаточный, чтобы без лишних сентиментов говорить о радикальной операции. Она согласна. Там где она живёт такие операции лапароскопическим доступом не делают. Заранее мы получили достаточно информации о размерах матки, о количестве и размерах миоматозных узлов - ситуация стандартная и мы готовимся к стандартной операции. Основной жалобой пациентки являются обильные менструации, которые ей порядком поднадоели. 

 Она прилетает утром в день операции и 9.30 мы встречаемся в клинике. Приятная женщина, немного испугана, как все, ничего особенного. Рост ниже среднего, это усложнит операцию, так как для неё такие размеры матки уже великоваты, но мы справимся. Стандартный осмотр и…. чёрт возьми!!! Миома миомой, но у неё помимо действительно крупной миомы матки пролапс гениталий. Прошу потужиться и... всё окончательно становится ясно. 

 - А вам никто прежде не говорил, что у вас и пролапс есть?

 - Говорили врачи, но неуверенно, и что он незначительно выражен, что такое есть у всех после двух родов.

 Может быть и так, но от этого не легче. Очевидно, что у пациентки дополнительная проблема, ликвидация которой куда сложнее, чем удаление матки. Ограничиться тем объёмом, из-за которого она изначально приехала в Москву значит почти гарантированно обречь её на повторную операцию спустя несколько лет, но уже по поводу пролапса. Вот так рождаются те самые мифы об удалении матки: у пациентки возникнет стойкая взаимосвязь между нашей операцией и пролапсом, с которым она впоследствии столкнётся. Так получит ещё одно подтверждение распространённое мнение о вредных последствиях операции, которая тут вообще не при чём. Я ещё раз напомню, пролапс у пациентки есть уже сейчас, когда никакой операции ещё не было проведено. И он не увеличится и не уменьшится после операции, он просто будет постепенно продолжать развиваться, пока не достигнет значительных проявлений создающих ощутимый дискомфорт.

Итак, нужно готовиться к более сложной операции, более сложной потому, что реконструкция поддерживающего аппарата матки куда сложнее при крупной миоме. У нас нет возможности нормального доступа к тем пространствам, которые необходимо открыть для установки протезирующего материала (сеток). А нужно делать именно промонтофиксацию, так как у пациентки апикальный пролапс, опущена прежде всего сама матка. Таким образом придётся сначала удалить матку и следом подготовить пространтсва и установить сетчатый протез, в то время как обычно эти манипуляции выполняются параллельно. И ещё… у нас нет сетки. Мы не готовились к промонтофиксации. А откладывать или переносить операцию не очень хочется, хотя можно пойти и на это.

 Я понимаю, что от момента начала операции до того момента, когда нам понадобится сетка пройдёт минимум полтора часа. Этого времени достаточно, чтобы курьер доставил нам всё необходимое. Слава Богу мы живём и работаем не в деревне. В Москве всё можно быстро найти, надо только знать где. С первого же звонка нам удаётся договориться о быстрой доставке и мы с лёгким трепетом отправляемся «мыться» на операцию. 

 Да, матка вся в узлах миомы и действительно крупная, о задней диссекции речи быть не может до удаления. Да и само по себе удаление не такое уж простое. Во время работы время летит незаметно и как раз в ту самую минуту, когда мы отделяем матку от шейки мне на ухо шепчет наша операционная сестра, что всё в порядке, курьер доставил сетку, можно спокойно продолжать. Что мы и делаем и ещё через пару часов заканчиваем операцию. Мы ставили Австрийскую сетку AMI, у неё есть специфика: она очень мягкая и тонкая, что хорошо для пациентки, так как она не будет испытывать никакого дискомфорта, но это сложнее для хирурга, так как с таким материалом сложнее работать, сложнее её пришивать. 

 Спустя два дня после операции перед выпиской обычный вопрос пациентке, от ожидания ответа на который слегка перехватывает дыхание: ну что, как вы себя чувствуете, изменилось что нибудь ТАМ, есть какие то новые ощущения. Пациентка растеряно смотрит на меня и смущённо отвечает, что нет, ничего особенно не изменилось, ТАМ всё хорошо, как и было. Ну конечно, степень пролапса была незначительной и она его практически не чувствовала, не почувствовала она и результатов нашей работы. Хотя для нас анатомические изменения во влагалище очевидны. И изменения в лучшую сторону. 

Что же делать, хоть хирургия и не является методом профилактики, но у всех правил есть исключения. Одно ясно, что через несколько лет эта пациентка не приедет к нам повторно с проблемой пролапса.

Так выглядит промонтофиксация - лапароскопическая операция по устранению генитального пролапса при неувеличенной матке.